MarriGorn
***


По мокрой узкой дорожке, источающей свежесть каждым камушком, вприпрыжку несся маленький мальчик с громадным неуклюжим портфелем. Аккуратно начищенные туфли, уже поцарапанные по бокам, звонко выстукивали по камушкам некое подобие торжественного марша. Распахнутая куртка задралась вверх и влево, зацепленная тугим ремешком портфеля. Который, кстати, явственно перевешивала самого мальца, и то и дело норовил опрокинуть его на спину, но, несмотря на это, лицо мальчишки светилось таким искренним детским счастьем, что, казалось, затмевало солнце. Старушки на лавочке, мимо которой тот только что проскакал, умиленно переглянулись и почти хором вынесли вердикт: «Наверное, пятерку получил!»
Невдомек было старушкам, что Иван сегодня не просто получил хорошую оценку. Сегодня он впервые сделал Доброе Дело – он снял с дерева беспомощного котенка… И ему это понравилось! Нет, не просто котят с деревьев снимать понравилось, естественно – ему понравилось делать Добрые Дела. То чувство, которое переполняло его и едва не выплескивалось наружу, когда он прижимал дрожащий от страха и непонимания пушистый комочек, когда отдавал его переволновавшейся хозяйке… Это было не сравнимо ни с чем другим, что мальчик повидал в жизни. А повидал он много – ведь ему уже было целых десять лет!
«Теперь я знаю, – думал Иван, – Теперь я знаю, как это хорошо и приятно, и теперь всегда буду делать Добрые Дела!»

***


Иван сидел за партой в пустом классе, угрюмо уткнувшись в учебник. Он не был в расстроенных чувствах, ему не было печально или грустно, ему было вполне себе нормально, однако почему-то со стороны казалось, что он чем-то очень огорчен.
Взорвав спокойную тишину помещения, в класс ворвался некий парень. По лицу сего индивидуума читалось сразу несколько вещей. Первое – какая-то детская наивность, непонимание до происходящего вокруг. Второе – желание продолжить свои занятия вольным бегом как можно скорее. И, наконец, третье – он всем своим видом показывал, что кого-то ищет. Впрочем, в классе кроме Ивана да обшарпанных парт никого не было, так что предмет его поисков сомнений не вызывал.
– Ага! – заявил парень, победно указав на Ивана на удивление толстым пальцем, - Ты то мне и нужен!
Иван приподнял голову, улыбнувшись:
– Что?
– У нас сегодня будут проверять домашку по русскому, мне Машок сказал! Дай списать! Или мне хана!
– Конечно! – Иван не раздумывая полез в портфель за тетрадкой.
Некоторое время он наблюдал за тем, как его одноклассник выводит размашистые росчерки в собственной тетради, а затем, словно в каком-то лирическом порыве посмотрел в окно.
На улице стояла поздняя осень. Листья деревьев возле школы уже все почти опали, но их до сих пор так и не убрали. Так что сейчас на улице в этом грязно-желтом месеве, радостно повизгивая, резвилась кучка ребятишек. Первачки, что с них взять. Все-то им еще интересно.
Так увлекшись смакованием мысли о своем неоспоримом превосходстве в духовном и умственном развитии, Иван не сразу заметил, что звук шуршащей по бумаге ручки вдруг прекратился.
– И что тут у нас происходит? – вкрадчиво спросил Александр Сергеевич, вошедший в класс бесшумно словно призрак. О его способности совершенно неожиданно возникать в совершенно неподходящем месте по школе ходили легенды…

После непродолжительной беседы с Александром Сергеевичем Ивану стало не по себе. Только сегодня он впервые задумался над тем, правильно ли поступает. Ведь если призадуматься, то все не так просто, как кажется на первый взгляд. С одной стороны, он, конечно, помогает однокласснику не оказаться в неприятной ситуации, с другой же стороны… С другой стороны это происходит не в первый раз. Иван только сейчас задумался над тем, что почти каждый день он пускает свою работу по рукам… И одноклассники привыкают. К хорошему всегда быстро привыкаешь. Зачем делать домашнюю работу, если можно просто попросить у Ваньки? Ванька добрый, Ванька не откажет…
А как же знания? Знания тоже Ваньке за весь класс получать?..

***


Аудитория стремительно пустела. Безалаберные студенты, измученные безостановочным и ужасно монотонным голосом преподавателя чуть не сломали дверь, пытаясь быстрее оказаться на свежем воздухе. Иван терпеливо ждал, пока этот невообразимый хаос покинет пределы комнаты.
Сзади скромно откашлялись. Скромность этого покашливания непрозрачно намекало на то, что если тот, кому этот кашель был адресован, не соизволит обернуться, его обернут насильно.
– Телогрейкин, если я не ошибаюсь? – гаденько улыбнулся незнакомец, выжидающе смотрящий на Ивана взглядом кобры перед броском. Иван кивнул.
– Нам необходимо поговорить. Наедине. Сейчас же. – Улыбка незнакомца стала еще шире, а яда, излучаемого его глазами, хватило бы на сотню тарантулов.
Ивана не пришлось долго уговаривать. Будучи по натуре человеком Добрых Дел, он как-то не думал о том, что некоторые люди всерьез могут желать ему зла. Возможно, именно поэтому ему и удалось выбраться из этой передряги невредимым.
– Я от Кривого, – соизволил «представиться» незнакомец, когда они с Иваном вышли на крышу корпуса, – А вы, Иван, очень глупый человек, раз перешли ему дорогу…
- Я? – Иван мягко улыбнулся, – Нет, послушайте. Видимо, произошла какая-то ошибка…
– Иван, будьте лапушкой, заткнитесь, – так же вежливо посоветовал посланник от Кривого, – Мы оба взрослые, умные люди. Так объясните мне, как Вам, взрослому и умному вообще в голову пришла идея обокрасть Кривого?
– Я не понимаю, о чём вы говорите… – мрачно ответил Иван, в голову которого только лишь теперь начали закрадываться нехорошие подозрения, – Я даже не знаю кто такой этот Ваш Кривой…
– О, друг мой, вы не одни… – философски пожал плечами незнакомец, – Я, например, тоже никогда не видел Кривого и не знаю его настоящего имени. Но это все лирика. Раз вы не понимаете намеков, спрошу прямо – где товар?
Естественно, Иван смотрел телевизор. Может быть, он и не любил его смотреть, однако родители очень уж любили это дело и сын оказывался в безвыходном положении. Так что фильмы о бандитах он видел. Реакция его была настолько неординарной, что у человека-от-Кривого округлились глаза:
– Ну я же говорил, Вы меня с кем-то путаете! – облегченно улыбнулся Иван, – Я с этим делом ничего общего не имею! Совершенно определенно!
Некоторое время незнакомец внимательно смотрел на Ивана, который совершенно не понимал, чего от него хотят. Затем он печально вздохнул и сказал:
– Жаль, что вы не понимаете по-хорошему… В таком случае с Вами будут разговаривать другие люди… Они, к сожалению, не так интеллигентны как мы с Вами, но увы…

К счастью для Ивана до состоятельной беседы с не очень интеллигентными людьми дело не дошло. Кривой, судя по всему, был не из тугодумных ребят, не зря же он крышовал чуть ли не целый город. Так что когда его ненаглядный пакет вдруг совершенно случайно «всплыл» он без проблем вышел на того, кто пытался его обмануть.
Иван судорожно грыз ногти, лежа в постели и глядя в потолок. Витьку, его приятеля, сегодня привезли в реанимацию в тяжелом состоянии. Надо ли говорить, что по совершенно случайному совпадению, на прошлой неделе именно Витька попросил Ивана передать кое-кому кое-какие вещи. Витька бы, мол, и сам передал, но дел невпроворот, сессия да и вообще…
Иван, естественно, согласился.
Сейчас Иван мучился, душимый собственными чувствами. С одной стороны Витька – друг. Друзья всегда навещают больных друзей, приносят фрукты и газеты с кроссвордами – это Иван знал из фильмов. С другой стороны, он испытывал некое совершенно незнакомое чувство – ему хотелось вообще Витьку больше не видеть, а лучше – хорошенько тому врезать. Ведь он искренне хотел помочь… А Витька… Эх, Витька…

***


Иван удрученно смотрел в какие-то бумаги, разложенные перед ним его адвокатом. Ему многое было непонятно. Да что говорить – он в этом деле вообще ничего не знал! Пока адвокат что-то ожесточенно разъяснял судье и всему залу заодно, Иван думал. Думал он о том, что в этом мире, наверное, нет места для Добрых Дел.
После того случая с наркотиками, Ивана нередко посещали мысли о том, что Добрые Дела мягко говоря невыгодны. Мало кто отвечает Добром на Добро, большинство людей воспринимают уступки как слабость, на которую можно надавить, чтобы поиметь выгоду.
Еще в институте Иван начал разрабатывать свою «систему Добрых Дел». Он вывел и математически доказал, что Добрые Дела должны «расти» вместе с человеком. Так же, человек, творящий Добрые Дела, должен быть ответственным и образованным, должен быть способен просчитать в уме возможные негативные последствия своих Добрых Дел. Ведь не всегда, что снаружи кажется Добрым, на самом деле есть Доброе, не так ли? И только если он уверен в том, что Доброе дело действительно Доброе, можно браться за, собственно, дело.
Вот только когда ты понимаешь, что если ничего не сделать, то вот этого парня перед тобой собьет грузовая фура, тебе не до размышлений о Добре и Зле. Человек не компьютер, он не способен просчитать в уме огромное количество вероятностей за то время, которое отпущено судьбой на принятие решения.
Когда Иван бросился под машину, чтобы спасти совершенно незнакомого человека он и не думал ни о чём. Он просто знал, что вот он, и вот парень, которого может не стать в следующую секунду. Поэтому он просто действовал.
Конечно, Иван не был героем голливудских фильмов и не обладал реакцией супермена, так что все вышло не так гладко, как на то рассчитывал Иван – в самую последнюю секунду фура все же зацепила ногу отброшенного парня, вминая его ступню в асфальт. Но главным было то, что он остался жив! Иван спас человеку ЖИЗНЬ! Самое главное на свете!
Иван просто не мог себе представить, что произойдет дальше. Как мог он хотя бы предположить, что спасенный подаст на него в суд?! «Жертва», как оказалось, собиралась покончить с собой, кинувшись под автомобиль, однако из-за неправомерных действий ответчика, она получила тяжкие телесные повреждения и жуткий стресс.
– Виновен… – наконец вынес вердикт судья.
Тяжело, когда все твои жизненные убеждения рушатся. Что есть Доброе Дело? Какова должна быть ответственность? А судьи кто?..

***


- Иван Алексеевич, вы что! Иван Алексеевич, Вам не по ранжиру! Иван Алексеевич, слезайте немедленно! – причитала старушка, обеспокоенно наворачивая круги вокруг крепенького деревца, в кроне которого нечто шевелилось и мяукало. Старушка сделала еще один круг, ожесточенно цыкая языком и поглядывая наверх.
Вот наконец, листва разверзлась и по гладкому стволу соскользнул грузный мужчина в несколько помятом костюме тройке, галстуке и дорогих ботинках. В руке он держал маленького котенка, вырывающегося на свободу и громко пищавшего.
– Вот, получите! – улыбнулся старушке Иван.
– Васька, миленкой! – возопила старушка, хватая котенка за шкирку и принимаясь его тискать, – Куда же ты залез, глупый! Иван Алексеевич, спасибо! Если б не вы, так бы и помер там, бедняжка! Сейчас я тебя накормлю, маленький…
Иван лишь улыбнулся. Счастье для человека – найти себе место в жизни «по ранжиру». И если Добрые Дела, такие как спасение жизни людей у вас не выходят, то всегда можно ограничится добрыми делами. Маленькими, скромными, но приносящими радость и счастье кому-то добрыми делами…